Воспоминания выпускников

Многие согласятся, что годы юности – это яркое время их жизни. Время, наполненное мечтами, устремлениями, незабываемыми эмоциями, экспериментами, стремлениями познать новое.

О своей юности и об учёбе в Минском художественном училище, а именно так наше учреждение и называлось, когда впервые открыло двери в 1947 году, на этой странице вспоминают некоторые наши выпускники и бывшие преподаватели.

Аракчеев Борис Владимирович

Об училище остались самые прекрасные воспоминания. Годы учёбы были путём в искусство.

В училище преподавали опытные педагоги, которые работали ещё до войны. Хотелось бы вспомнить Л. М. Лейтмана, Х. М. Лившица, который вёл у меня диплом, В. В. Волкова, А. П. Мозолёва.

Училище в то время выпускало очень универсальных художников. До окончания учёбы нужно было сделать два диплома: по живописи и довольно сложный по черчению. Обучение включало так же сценографию, которую вёл Павел Васильевич Масленников, которому мы должны были сделать макет сцены.

Студенческие годы были бедными, и, как большинство студентов, я подрабатывал. Делал ретушь фотографий, чертежи, рисунки пером.

Училище я окончил за три года, вместо необходимых пяти. В это время в Театральном институте открылось отделение живописи, скульптуры и графики, куда я сразу и поступил. А через несколько лет после окончания института пришёл преподавать в художественное училище. Многих своих учеников я помню до сих пор и по возможности поддерживаю с ними связь.

Борис Владимирович Аракчеев
Заслуженный деятель искусств Беларуси

Громыко Виктор Александрович

Мастерские МХУ [Минского художественного училища] располагались в курилках Оперного театра. В них было очень тесно, но вполне уютно. Здесь царил дух всеобщей увлечённости рисунком и живописью, за которыми открывались заветные дали большого искусства.

Мы свободно ходили по всем этажам Оперного тетра. То забегали в перерывах к декораторам, то при каждом случае «форточки» в расписании сидели в пустом партере на репетициях. Учебные планы училища тех лет были невероятно перегружены, учебная неделя включал до шестидесяти часов, но я не могу вспомнить, чтобы кто-либо мог себе позволить пропустить хотя бы один час. Каким-то образом был внесён в сеть расписания и предмет сценографии. Нашим преподавателям стал штатный художник и постановщик театра Павел Васильевич Масленников. Он взялся за нас с таким энтузиазмом и размахом, будто мы все должны были навсегда связать своё творческое будущее с театром.

Нам очень повезло с учителем, нашу группу вёл Иван Осипович Ахремчик, и он постоянно призывал нас к осознанию своей профессиональной ответственности, не забывая при этом подчёркивать примат станковой живописи в иерархии всех видов изобразительного искусства.

Виктор Александрович Громыко
Народный художник Беларуси, профессор

Данциг Май Вольфович

Окончив школу, я обязательно хотел стать художником. Рисование было моим любимым занятием с детства, и эту любовь я пронёс через всю войну. Как только открылось художественное училище в Минске, что было большим событием, так как до этого в городе не было подобного учебного заведения, я сразу же подал документы и поступил.

В это время Минск ещё лежал в руинах, и у училища не было своего здания. Занятия по специальным дисциплинам проходили в помещениях Оперного тетра, а по общеобразовательным предметам – в школах по улицам А. Герцена и Я. Коласа. Первый набор был сделан сразу на 2 курса. На первый курс принимали молодых ребят, которые только закончили школу. На второй – парней и девушек старше, которые вернулись с фронта, которые учились до войны в разных студиях, кружках, или закончили несколько курсов Витебского художественного техникума.

У нас были очень хорошие учителя, получившие образование в Москве или Ленинграде. Среди них Х. М. Лившиц, А. П. Мозолёв, Л. М. Лейтман, на последнем курсе В. К. Цвирко.

Со мной учились выдающиеся художники Г. Г. Поплавский, Л. Д. Щемелёв, В. А. Громыко, М. А. Савицкий, В. И. Версоцкий, И. М. Басов, чьи работы вошли в золотой фонд белорусского искусства.

МХУ [Минское художественное училище] сыграло выдающуюся роль, став местом, где сформировалась вся белорусская художественная школа.

Май Вольфович Данциг
Народный художник Беларуси, профессор

Кашкуревич Арлен Михайлович

Учиться было интересно.

Первая открыла мне живопись и понятие холодных и тёплых тонов Н. И. Головченко. Рисунок у нас вела молодая и энергичная скульпторша, которая раскрыла мне тайну рефлексов. С большой теплотой вспоминаю одного из первых моих педагогов Л. М. Лейтмана. Сухонький, небольшого роста с кудрявой седеющей шевелюрой человек с острым как у птицы носом. Он с уважением относился ко всем студентам. Его дочь, Фрина Львовна, преподавала историю искусств. Она была интеллигентным и высокообразованным педагогом. Преподавали у нас ещё художники Х. М. Лившиц, Ф. М. Романовский, В. П. Суховерхов.

На четвёртом курсе мы переехали из помещений Оперного тетра в новые мастерские на последнем этаже многоэтажного дома на углу улицы Долгобродская и проспекта Сталина. Они были просторные, с высокими потолками и окнами во всю стену.

Мы уже писали обнажённую натуру. Одна натурщица была юна. Её тело переливалось перламутром. Это было необычно красиво. Захваченный интересной натурой с нами сел писать этюд наш преподаватель живописи В. П. Суховерхов. Его этюд был очень прекрасный. Он поразил меня. Вдохновившись примером, я написал свою неплохую работу с этой же натурщицы.

В юности я серьёзно занимался акробатикой. Но это увлечение было помехой в учёбе. Я часто уезжал на соревнования, пропускал занятия. Мне грозило исключение. Спасибо моим педагогам, которые заступились за меня, и я смог с успехом закончить МХУ [Минское художественное училище].

Арлен Михайлович Кашкуревич
Народный художник Беларуси

Костюченко Александр Александрович

Об училище остались самые тёплые и приятные воспоминания. В 20 лет, вернувшись из армии, я поступил в МХУ [Минское художественное училище]. В нашей группе были ещё 3 «взрослых» учащихся, в том числе и Николай Кузьмич, сейчас Заслуженный художник и известный ювелир [в 1997 им была изготовлена полноразмерная копия Креста Евфросинии Полоцкой]. Мы с радостью окунулись в студенческую жизнь: вместе ходили на лыжах, в бассейн, убирали листья. Во время учёбы я по-настоящему влюбился в свою однокурсницу и женился.

Училище давало очень хорошую профессиональную подготовку. В том числе, благодаря прекрасным педагогом, которые нас окружали, любили и оберегали, вводили во взрослую жизнь. И самое главное – относились к тебе, как к коллеге, уважали твою творческую личность.

Я с удовольствием вспоминаю своих педагогов: Л. И. Лордкипанидзе, Н. Ф. Прокопенко, у которого была своя методика преподавания, В. М. Боровко. Интересные преподаватели были не только по специальным дисциплинам, но и по общеобразовательным предметам, такие как С. М. Щемелёва, Е. П. Соколов.

Я благодарен училищу, за то, что оно явилось трамплином моего профессионального творчества. Благодарен за счастье общения с педагогами и одногруппниками, за полученную профессию, которая стала моим любимым делом на всю жизнь.

Александр Александрович Костюченко
Главный художник Национального академического Большого театра оперы и балета Республики Беларусь

Кожух Владимир Владимирович

Художественное училище… Слова, которые и сейчас произносятся с особой теплотой и гордостью. Поощрения и наказания, ласки и угрозы, задушевные беседы и тревожные сигналы родителям, неожиданные открытия педагогов о творчестве и художников, хвалебные и ироничные оценки – всё это прекрасные будни из жизни МХУ [Минского художественного училища].

Не представляю, как сложилась бы моя творческая судьба без наставлений Юрия Фёдоровича Выходцева, Альгерда Адамовича Малишевского, Фрины Львовны Лейтман и всех, всех, всех. Низкий вам поклон.

Художественное училище – это училище на всю жизнь!

Владимир Владимирович Кожух
Заслуженный деятель искусств Беларуси

Луцевич Олег Викентьевич

Минское художественное училище сформировало хорошую базу и выпустило много талантливых художников. Не случайно большинство членов Белорусского союза художников выпускники Минского художественного училища.

Чтобы стать хорошим преподавателем художественных дисциплин мало быть хорошим художником. Для этого нужен педагогический талант. Очень хорошо, что в училище подобрался отличный педагогический состав. А. П. Мозолёв, А. А. Малишевский, Л. В. Лапчинский, Ю. Ф. Выходцев и другие преподаватели своей отличной работой оказали влияние на формирование белорусской художественной школы.

Олег Викентьевич Луцевич
Бывший преподаватель Минского художественного училища имени А. К. Глебова

Миско Иван Якимович

Рисовать я начал с детства. Первым моим карандашом был уголь, а бумагой – выбеленная печь. Поэтому, не было сомнений, куда поступать.

Занятия проходили на втором этаже Оперного театра. Мы оставались в мастерских до самого вечера, чтобы потом попасть «зайцем» на спектакль. Мы очень любили ходить на оперу или балет, а позже многие подрабатывали там статистами.

Из педагогов мне запомнились В. Козак, Л. М. Лейтман, Ф. Л. Лейтман, Поповы, А. К. Глебов. Самое замечательное было то, что педагоги не мешали в процессе учёбы. Они внимательно наблюдали, вовремя подсказывали и нежно помогали в выборе натуры, постановки, определении пропорций. Вместе с педагогами мы ездили в Москву и на экскурсии.

Во время учёбы не хватало материалов. С гипсом нам дали работать только в Театрально-художественном институте. Но была огромная жажда работать, работать и работать, которая осталась на всю жизнь.

Иван Якимович Миско
Заслуженный деятель искусств Беларуси

Пограновский Николай Михайлович

Минское художественное училище имени А. К. Глебова, где и я имел честь учиться – по сути, отличная стартовая площадка для многих его выпускников.

Многие стали профессиональными художниками, а некоторые пошли в другие творческие профессии. К примеру, Володя Степаненко (творческий псевдоним – Владимир Степан), Володя Адамчик (псевдоним – Адам Глобус) нашли себя в литературе, Сергей Пукст сейчас музыкант и ведущий музыкальных программ на радиоканале «Культура», кто-то стал режиссёром, сценаристом, искусствоведом.

Для меня Минское художественное училище – это прежде всего творческая среда, которую в 1970-е годы создавали такие талантливые художники и педагоги: А. А. Малишевский, Л. П. Дубарь, Л. Д. Щемелёв, М. Я. Лисовский, О. В. Луцевич, Л. В. Лапчинский, Ю. Ф. Выходцев, В. И. Версоцкий, А. Т. Сальков, В. Ф. Ермоленко, К. Ф. Шестовский, В. М. Варламов и др.

Я благодарен моим педагогам Г. С. Лисовской, Ф. Л. Лейтман, Д. В. Сороке, В. И. Васильеву, И. И. Глазовай, Л. П. Каленику, В. В. Исакову, В. К. Рускевичу, И. П. Чухраеву, которые учили нас не только профессии, не только любви к искусству, но и мудрому отношению к жизни. Не раз я пользовался хорошими советами А. М. Зинчука, Г. Т. Злотник, И. В. Кравченко, И. Л. Эйдельмана, за что и им тоже благодарен.

Потом я учился ещё в других учебных заведениях, но с особой теплотой вспоминаю чудесные годы обучения именно в Минском художественном училище, где нашёл друзей и советников на долгие годы.

Николай Михайлович Пограновский
Искусствовед

Поплавский Георгий Георгиевич

Мне дороги воспоминания о годах учёбы в Минском художественном училище. Первый набор училища 1947 года. Жили студенты бедно, почти все подрабатывали. Снег чистили с крыш, в Оперном театре работали гардеробщиками и статистами. Но учились с огромным энтузиазмом. Не могло быть и речи об опозданиях и тем более прогулах. А после занятий мы дружно группой шли в Ленинскую библиотеку и до самого закрытия изучали альбомы и читали книги по искусству.

На педагогов мы смотрели как на гениев, и не могли представить, что когда-нибудь станем такими художниками. Первый учитель Лев Маркович Лейтман был остроумным человеком с хорошим чувством юмора. Он писал стихи и заметки для училищной стенгазеты. У него был любимый каламбур: «Кто такой ведущий художник? – спрашивал он у студентов. – Ведущий художник – это художник, который умеет себя вести». Так же у нас преподавали замечательные, как люди, и очень профессиональные, как педагоги, В. П. Суховерхов, Х. М. Лившыц, Ф. М. Романовский, К. М. Космачёв, В. К. Цвирко, А. П. Мозолёв, В. В. Волков, В. К. Жолток. Каждый педагог старался нам помочь, чем мог. Они приносили какие-то листы бумаги, тюбики краски, акварель, старые кисти – всё то, что ещё могло понадобиться нам в обучении, так как материалы купить в то время было невероятно сложно. Такое родительское отношение к студентам воспитало в нас уважение к учителям.

Георгий Георгиевич Поплавский
Народный художник Беларуси, академик

Сумарев Василий Фёдорович

Самые тёплые и самые чистые воспоминания у меня сохранились о детстве и о юности, которая совпала с учёбой в МХУ [Минском художественном училище]. Чтобы попасть в училище, я посещал студию известного художника и педагога В. И. Версоцкого в 26-й железнодорожной школе.

Если вспоминать преподавателей училища, то наиболее тёплые впечатления сохранились у меня о Льве Марковиче Лейтмане. Он был изумительным педагогом и человеком. Очень тонкий, тактичный, деликатный, Лев Маркович ко всем относился с отцовской нежностью. Помню, как он вёл летнюю практику. Занятия были назначены ближе к вечеру. А я брал этюдник, рано утром шёл в Дрозды, и до начала занятий приносил готовый этюд.

На третьем курсе преподавал Олег Викентьевич Луцевич – личность неординарная, интересная, со своей методикой преподавания. Он научил серьёзно относится к работе художника – к подрамнику, грунтовке холста, отношению к работе. Олег Викентьевич часто говорил, что художник – это очень ответственное звание.

Ещё хотелось бы вспомнить А. А. Малишевского и К. М. Космачёва. Последний заметил меня ещё на первом курсе, с течением времени у нас завязались дружеские отношения.

Василий Фёдорович Сумарев
Заслуженный деятель искусств Беларуси

Уроднич Владимир Васильевич

Мое обучение в МХУ [Минском художественном училище] началось с 1958 года, когда директором училища был довольно представительный Иван Григорьевич Красневский.

Студенты жили не богато. Мы располагались на третьем этаже Оперного театра (подъезд с улицы Чичерина). Места в студенческих общежитиях давали по всему городу, начиная с района 1-го кирпичного завода. В общем, жизнь была как у кочевников. Радовало одно – жажда работать.

В училище проводились блестящие вечера. А какие были стенгазеты к Новому году! Вымысел, острота изображения, смелость композиции приводили коллектив в восторг. Критиковали (по-хорошему), доставалось и руководству. Нам всем казалось, что, несмотря на наш статус среднего специального учебного заведения, нам завидовали многие. Ведь мы шли учиться по призванию.

Я благодарен судьбе, которая была благосклонна ко мне, сыну погибшего в 19-летнем возрасте белорусского партизана, уроженца далёкой полесской деревушки Большие Орлы, за право делать, создавать для людей, и быть с ними. Началом этой границы была учёба в Минском художественном училище.

Владимир Васильевич Уроднич
Заслуженный деятель искусств Беларуси

Шарангович Василий Петрович

В Минское художественное училище я попытался поступить в 1954 году по окончании 8-ми классов Мядельской средней школы. Но я не прошёл по конкурсу. Эта неудача нисколько меня не огорчило, а наоборот, подогрела желание стать студентом, а потом и художником. На следующий год я сдал все экзамены, и директор училища Иван Григорьевич Красневский сказал, чтобы я ехал домой и готовился к учёбе.

Годы учёбы были сложными – общежития не было, родители не имели возможности помочь, кроме куска сала или иной сельской еды. Более половины стипендии шло на оплату съёмной квартиры. Одним словом – холод и голод.

На первом курсе преподавателем у нас была акварелист Надежда Ивановна Головченко. Благодаря такому доброму и чуткому педагогу как она, сформировалась моя любовь к акварельной живописи.

Преподавателем на втором и третьем курсах был знаменитый художник Лев Маркович Лейтман. Он почтительно относился к студентам, всегда им помогал. Нужна сказать, что и студенты в то время работали неистово как на занятиях, так и вне их.

На старших курсах у нас преподавал Аким Михайлович Шевченко. У него были свои взгляды на искусство, в частности на живопись, на отношение к природе, к тому, что ты видишь и что должен сделать. Считаю, что А. М. Шевченко сыграл основную роль в моём становлении, как художника.

Оглядываясь назад, понимаю, что педагоги училища заложили основательный профессиональным фундамент, который дал мне возможность дальше смело идти по тяжёлой тропе искусства. И в этом я искренне им благодарен.

Василий Петрович Шарангович
Народный художник Беларуси, Заслуженный деятель культуры Польши, профессор

Щемелёв Леонид Дмитриевич

Вернувшись из армии в 1947 году, я поступил в МХУ [Минское художественное училище]. Учиться было сложно. Денег не хватало и помощи ждать было не от кого. Так жило большинство студентов. Но мы были молоды, полны надежд и устремлений, и старательно учились, несмотря на все трудности.

Нас учили замечательные педагоги. Одним из них был Лев Маркович Лейтман, который преподавал на младших курсах. Он с интересом относился к каким-то находкам в работах студентов.

Я был старостой группы. Со своими одногруппниками мы много беседовали на темы искусства, что, несомненно, положительно повлияло на формирование собственного мнения.

С высоты прожитых лет, я считаю, что художник должен много заниматься и уделять большую часть времени саморазвитию. Только саморазвитие даст существенный толчок к выполнению поставленных задач в будущем.

Леонид Дмитриевич Щемелёв
Народный художник Беларуси

тел./факс +375 17 290-09-21
ПН-ПТ  8:45-12:45, 13:15-17:15
ул. Петруся Бровки, 22
Минск